57e1986c   

Жолдош Петер - Возвращение Викинга



Петер Жолдош.
Возвращение "Викинга"
Бонги бежал впереди. Вдруг он нелепо взмахнул руками и упал. Краем
глаза я успел заметить, как он пытается подняться с перекошенным от
боли и отчаяния лицом. Я не мог ему помочь. За моей спиною все ближе,
все отчетливей раздавались угрожающие крики плоскоголовых.
Стыдно признаться, но я малодушно обрадовался несчастью Бонги - до
реки еще ох как далеко, а мы, убегающие, выиграем несколько
драгоценных минут. На какое-то время Бонги задержит преследователей. Я
заранее знаю, как это произойдет. Передние остановятся около Бонги и
подождут отставших. Все вместе, плоскоголовые спляшут ритуальный
танец, потом по знаку шамана Вру обрушат на голову несчастного
дубинки...
Мы убежали утром. Мчались, не выбирая дорог, сквозь заросли
папоротника и колючего кустарника, перепрыгивая через колдобины и
карабкаясь по склонам оврагов, все натужнее дыша и все чаще
спотыкаясь. Не повезло и Леле - он наткнулся на удава. Бедняга истошно
завопил, когда мощные, пружинистые кольца грубо обхватили его, ломая
слабые человеческие ребра. Мы с Ного попытались было освободить Леле
от смертельных объятий, но тут, привлеченные криком, снова показались
преследователи.
Мне все труднее бежать. Сердце, кажется, вот-вот лопнет. Перед
глазами колышутся радужные круги, но я понимаю, что остановиться -
значит умереть. Впереди среди кустов маячит широкая спина Ного. Мы
остались вдвоем... Вниз по склону холма бежать легче, но дальше опять
заросли. А в голове одно: быстрее добраться к спасительной реке.
Тяжелый, массивный, внешне неуклюжий Ного бежит легко. Если из нас
двоих кто-то и обессилеет, это будет не Ного. Похоже, он не понимает,
что без меня нет смысла бежать. Он не управится с плотом. Житель
джунглей, он боится большой реки. Но другого пути у него нет.
Снова пошли лужи. Кончается одна, начинается другая. Мы с шумом
разбрызгиваем зеленую воду. Крокодилы, шокированные нашим вторжением,
не успевают сообразить, что нами можно пообедать. Пока они приходят в
себя, мы уже мчимся через соседнюю лужу. Надеюсь, что наших
преследователей эти твари не проворонят.
Очередная лужа оказалась достаточно глубокой, и Ного проваливается
с головой. Он отчаянно барахтается в тинистой воде, брызги летят во
все стороны. Мысль о крокодилах - вот они, почти рядом, - придает ему
энергии. Ного успокаивается, почувствовав под ногами твердое дно. Ного
очень боится крокодилов, но куда сильнее боится преследователей. Что
крокодил! Хрясь - и готово, и никаких мучений. А вот когда к тебе
тянутся сотни рук с растопыренными пальцами и оскаленные зубы готовы
рвать тебя по кускам, это страшно. Бегущие по следам людоеды считают,
что изрядно пропотевшая человечина - непревзойденное лакомство.
Гурманы!
Я вскарабкиваюсь на высокий берег и в изнеможении валюсь лицом
вниз. Чувство опасности не позволяет мне передышки. Ноги еле держат.
Пытаюсь успокоиться, осматриваюсь вокруг. Позади, на склоне холма,
темным пятнышком лежит Бонги. Он затаился в надежде, что людоеды
пробегут мимо. Людоеды - смерть. Мне тяжело смотреть на него, и я
поворачиваю голову в другую сторону. Скалистый обрыв передо мной -
берег реки. Внизу катит волны, вспоротые множеством порогов, Великая
Река, наша река. Но мы еще не у цели. Если посмотреть вниз по течению,
увидишь желтую полосу, заросли бамбука. Там наше спасение. Там наш
плот. Отсюда еще не видна пальма, растущая двумя стволами из одного
корневища. В двух-трех десятках метров от пальмы, в бамбуковых



Назад