57e1986c   

Жолдош Петер - Сверхзадача



Петер Жолдош
Сверхзадача
Гилл рывком распахнул дверь - из люка пахнуло нестерпимым зноем,
тепловая волна ударила в грудь. "Назад, в лифт!" - мелькнула мысль, но
в следующее мгновение он увидел Нормана и остановился. Норман лежал
ничком рядом с люком, ведущим в нижний, тринадцатый отсек. Гилл
отодвинул его тело в сторону и попытался открыть люк, чтобы спуститься
за остальными. Но механизм не сработал. Даже сквозь толщу стальной
переборки, отделявшей отсеки друг от друга, он ощущал, как дрожат от
напряжения компрессоры охлаждения, работающие на предельной мощности.
Температура воздуха становилась невыносимой и здесь, в двенадцатом.
Отсюда он не мог управлять пультом, был бессилен помешать автоматике
переключить охлаждение раньше, чем температура повысится до двухсот
градусов. А это значит...
Подхватив тело Нормана, Гилл, пошатываясь, добрался до лифта, волна
зноя, преследуя его, ударила в дверь. Нажал кнопку: лифт ринулся
вверх. Значит, те четверо остались там, в тринадцатом, навсегда,
превратившись в четыре бесформенные кучки угля среди безмолвных
металлических стен, медленно остывающих под напором упругого потока
газообразной угольной кислоты.
Гилл отчетливо сознавал, что и он получил лишь временную отсрочку.
Смерть уже ждала его, только более мучительная и долгая. Порция
облучения, это ясно, была более чем достаточной.
Поднявшись в командный отсек и войдя в салон, он бережно опустил
Нормана в кресло, не в его собственное, командирское, а в закрепленное
перед пультом управления двигателями. Туда, где прежде сидел Ярви.
Осторожно попытавшись освободить плечи и руки командира от обгоревшего
комбинезона, он вскоре оставил эти попытки. Ведь Норману, если тот еще
очнется, не потребуется ничего, кроме хорошей дозы болеутоляющего. Да,
только это.
Волоча ноги, Гилл прошел в медицинскую кабину, помещавшуюся рядом.
Отыскал в шкафу большой флакон аэрозоля против ожогов, затем две-три
упаковки кофеина и фортфера, этого универсального допинга для
астронавтов.
Положив в рот сразу две таблетки, он размял их языком и проглотил.
По инструкции сразу принимать больше одной таблетки запрещалось, Гилл
это знал. Ну и что? Теперь ему наплевать на все инструкции. Теперь
необходимо только одно: оставаться бодрым и чувствовать себя как можно
лучше. И как можно дольше, до конца... Положив лекарства на столик, он
полез в нагрудный карман, выудил небольшой конвертик и вскрыл его.
Изнутри выпал индикаторный листок, он подхватил его на лету и поднес к
глазам. Листок был черен, как последний квадратик напечатанной с краю
контрольной шкалы. Все так как он ожидал...
Бездумно сложив листок пополам, уронил сквозь пальцы, равнодушно
следя за тем, как ничтожная бумажка, покачиваясь в воздухе, падает на
пол. Надо сделать анализ крови, не сейчас, позже.
Двинувшись в обратный путь, Гилл покачнулся: закружилась голова.
Нет, реакция не может наступить так скоро. Пока это только усталость,
нервы. Сейчас должен подействовать допинг. Вперед.
Набрав полный пневматический шприц обезболивающего средства, он
добавил в него немного кофеина и, освободив бедро Нормана от обгорелых
лоскутьев одежды, с трудом отыскал место, где кожа была цела. С тихим
свистом шприц отдал свое содержимое неподвижному телу. Гилл осторожно,
кончиками пальцев разгладил набухший желвак, затем опрыскал Норману
игнисольным аэрозолем лицо, шею, руки. Если лечить уже бесполезно, по
крайней мере пусть не мучается понапрасну. Уменьшить страдания - вот
все, что мо



Назад