57e1986c   

Жид Андре - Страницы Из Дневника



Андре Жид
Страницы из дневника
1929 год.
Любовь к истине -- не потребность в достоверности, и крайне неосторожно
смешивать одно с другим.
Истину любишь тем больше, чем яснее сознаешь, что никогда не достигнешь
абсолютного, хотя на поиски его толкает нас истина неполноценная.
Сколько раз мне приходилось замечать, что религиозные люди, в
особенности католики, тем слабее тянутся к этой ублюдочной (однако
единственно доступной) истине, чем сильнее они убеждены в обладании истиной
высшей, подчинившей себе осязаемый мир и наше о нем представление. Да и
понятно: тот не производит наблюдений над молнией, кто верит, что она
послана богом, тот не следит ни за прорастанием зерна, ни за метаморфозами
насекомого, кто во всех явлениях природы видит только непрерывное чудо и
слепое подчинение вечному вмешательству божества.
Скептицизм -- отправная точка науки; против него и восстает вера.
Я знавал человека, который погружался в черную меланхолию при одной
мысли, что должен время от времени менять ботинки, одежду, шляпу, белье,
галстук. Дело здесь совсем не в скупости, но в муке не видеть ничего
прочного, определенного, абсолютного, на что можно было бы опереться.
Перечел "Orientales" Гюго. Вновь испытываешь то же восхищение, что и в
детстве; достаточно мне один раз их перечесть, чтобы знать наизусть. Какая
поразительная, чисто ораторская изобретательность! Здесь все: сила и
изящество, улыбка и пафос рыданий. Что за богатство приемов! Как высок
поэтический подъем! Какое знание стиха, как свободно он им владеет! Такая
мастерская легкость дается только при полной завороженности словом и его
звучанием. Мысль у него подчинена слову, фразе, образу; вот почему Гюго
(совсем не такой простец, каким его выставляют) всегда предпочитал чувства и
мысли наиболее пошлые, совершенно не заслуживавшие его внимания, -- чтобы
отдаться все существом своим наслаждению их поведать, плодить и размножать.
С обычной для него отменной учтивостью, С. Посылает мне два кусочка
амбры, содержащих еле видимых насекомых, и небольшую статью Мориса Трэмбли*
(по поводу открытия им пресноводных полипов). Меня восхищает эта брошюра.
Списываю: "Он знает, когда сомнение ему выгодно и необходимо, и умеет
во-время усомниться в собственных выводах. Он всегда стремится видеть вещи
такими, каковы они в действительности, а не такими, какими он желал бы их
видеть". И добавляет: "В этом смысле Реомюр (ибо здесь речь идет именно о
нем) оказал большую услугу науке, чем Бюффон".
_______________
* Две фразы из письма к Реомюру принадлежат Аврааму Трэмбли, а не внуку
его, Морису Трэмбли, чей доклад, прочитанный в 1902 году перед Швейцарским
обществом любителей естествознания, знакомит нас с перепиской двух ученых по
поводу открытия пресноводных полипов. (Прим. автора.) _______________
Совершенно случайно и не помышляя об астрологии, я открыл, что как раз
21 ноября -- в день моего рождения -- земля переходит из знака Скорпиона в
знак Стрельца.
Так моя ли вина в том, что по воле вашего же бога я родился между двух
созвездий -- плод смешения двух рас, двух стран, двух исповеданий?
Когда мы ощущаем в себе страшную силу и порывистость желаний, то
относим ее не к самому себе, а к предмету наших желаний, который благодаря
ей и влечет нас к себе. И тогда он влечет нас уже неотразимо до такой
степени, что мы уже отказываемся понимать, почему другой человек одаряет
такой же неотразимостью другую группу объектов, к которой его влечет с той
же силой и порывистость



Назад