57e1986c   

Жид Андре - Робер



Андре Жид
Робер
Эрнесту Роберу Курциусу посвящается
Robert
1930
Перевод А. Дубровина
Кювервиль, 5 сентября 1929 г.
Дорогой друг!
Прочитав мой "Урок женам", вы в своем письме высказали мне сожаление в
связи с тем, что знаете мужа моей "героини" только по ее дневнику.
"Как бы хотелось, -- писали Вы мне, -- иметь возможность прочитать, что
думает сам Робер об этом дневнике Эвелины".
Эта небольшая книга, возможно, будет ответом на Вашу просьбу. И
совершенно естественно, что она посвящается Вам.
Часть I
Сударь!
Хотя моим первым чувством при чтении Вашего "Урока женам" было
возмущение, я никогда не позволил бы себе сердиться на Вас лично. Вы сочли
нужным предать гласности интимный дневник женщины, дневник, который она
никогда в жизни не согласилась бы вести, если бы знала, какая ему будет
уготована участь. Сейчас пошла мода на исповеди, бестактные откровения, при
этом во внимание не принимается материальный или моральный ущерб, который
может быть нанесен этими откровениями людям, еще живущим; не принимается
также во внимание и дурной пример, который эти откровения подают. Дело Вашей
совести -- решать, действительно ли Вам надо было содействовать изданию
этого дневника, который столь приятен для постороннего человека, и, издав
его под своим именем, извлечь из этого славу... и деньги. Вы, вероятно,
ответите, что моя дочь просила Вас об этом. Ниже я скажу, что я думаю о ее
поведении. С другой стороны, из Ваших собственных признаний я знаю, что Вы
охотно придаете больше веса мнению молодых людей, чем мнению их родителей.
Это Ваше право, но в данном случае мы видим, к чему это ведет и к чему это
может привести, если, не дай Бог, вашему примеру последуют другие! Но хватит
об этом.
Возможно, я Вас очень удивлю, если скажу, что не я один отказываюсь
узнать себя в этом непоследовательном, тщеславном, незначительном существе,
карикатурный портрет которого изобразила моя жена. Как говорили древние,
протестовать -- значит признать, что оскорбление достигло цели. Даже если бы
оскорбление и задело меня, только я один знал бы об этом, ибо мое имя ни
разу не было названо. Я говорю все это исключительно для того, чтобы Ваши
читатели поняли, что вовсе не потребность в реабилитации заставляет меня
взяться за перо, а только стремление к истине, справедливости и точности.
Если выслушан только один свидетель, мнение судей складывается более
легко, но при этом и более несправедливо, нежели после выступлений
нескольких свидетелей с противоречивыми показаниями. После того как Вы
поставили свое имя под "Уроком женам", я предлагаю Вам "Урок мужьям"; я
обращаюсь к Вашему профессиональному достоинству с призывом опубликовать в
качестве опровержения той книги в таком же оформлении и с такой же рекламой
следующий ответ.
Но прежде чем перейти к существу вопроса, хочу обратиться к порядочным
людям. Я спрашиваю их, что они думают о девушке, которая сразу же после
смерти своей матери захватила ее личные бумаги еще до того, как муж смог с
ними познакомиться? Помнится, Вы где-то писали, что порядочные люди наводят
на Вас ужас, и Вы, конечно, приветствуете дерзкие поступки, в которых Вы
можете видеть влияние своих доктрин. В бесстыдной смелости, проявленной моей
дочерью, я вижу печальный результат "либерального" воспитания, которое моей
жене угодно было дать нашим двум детям. Я виноват в том, что по привычке,
боясь проявить деспотизм и ненавидя споры, я уступил ей. Споры, которые у
нас по этому вопросу возникали, были крайн



Назад