57e1986c   

Жид Андре - Подземелья Ватикана



Андре Жид
Подземелья Ватикана
Перевод М.Л.Лозинского
"Подземелья Ватикана" вышли в свет в 1914 году.
Жаку Копо
Книга первая
АНТИМ АРМАН-ДЮБУА
Что до меня, то мой выбор сделан. Я остановился на социальном атеизме.
Этот атеизм я излагал на протяжении пятнадцати лет в ряде сочинений...
Жорж Палант.
Философская хроника "Mercure de France" (декабрь 1912 г.).
I
Лета 1890, при папе Льве ХIII, слава доктора Х, специалиста по
ревматическим заболеваниям, привлекла в Рим Антима Армана-Дюбуа,
франк-масона.
-- Как! -- восклицал Жюлиюс де Баральуль, его свояк, -- вы едете в Рим
лечить тело! О, если бы вы поняли там, насколько тяжелее больна ваша душа!
На что Арман-Дюбуа со снисходительным состраданием ответствовал:
-- Мой бедный друг, вы посмотрите на мои плечи.
Незлобивый Баральуль невольно подымал взгляд к плечам свояка; они
дрожали, словно сотрясаемые глубоким, неодолимым смехом; и было поистине
прискорбно видеть, как это крупное, наполовину параличное бело тратит на
подобное кривляние остаток своей мышечной пригодности. Нет, что уж! Каждый,
видно, оставался при своем; красноречие Баральуля здесь не могло помочь.
Разве что время? Тайное воздействие святых мест... С видом безмерного
сокрушения Жюлиюс говорил всего только:
-- Антим, мне очень больно за вас (плечи тотчас же переставали плясать,
потому что Антим любил свояка). Если бы через три года, к юбилею, когда я к
вам приеду, я мог увидеть, что вы одумались!
Вероника, та ехала в совсем ином умонастроении, нежели ее супруг она
была так же благочестива, как и ее сестра Маргарита и как сам Жюлиюс, и это
продолжительное пребывание в Риме отвечало одному из самых заветных ее
желаний; свою однообразную, неудавшуюся жизнь она загромождала мелкой
церковной обрядностью и, не имея потомства, дарила идеалу всю ту
заботливость, которой от нее не требовали дети. Увы, у нее не было особой
надежды привести к богу своего Антима! Она давно уже знала, на какое
упрямство способен этот широкий лоб, загородившийся отрицанием. Аббат Флонс
ее предупреждал:
-- Самые неколебимые решения, сударыня, -- говорил он ей, -- это
дурные. Надейтесь только на чудо.
Она даже перестала печалиться. С первых же дней их поселения в Риме
каждый из супругов порознь наладил свою обособленную жизнь: Вероника --
занимаясь хозяйством и молитвами, Антим -- научными исследованиями. Так они
жили рядом, вплотную, и поддерживали друг друга, повернувшись друг к другу
спиной, благодаря чему между ними царило своего рода согласие, над ними
витало как бы полублагополучие, причем каждый из них находил в оказываемой
другому поддержке тайное применение для своей добродетели.
Квартира, которую они сняли при посредстве агентства, обладала, подобно
большинству итальянских жилищ, наряду с неожиданными достоинствами,
ощутительными неудобствами. Занимая весь второй этаж палаццо Форджетти, на
виа ин Лучина, она располагала весьма недурной террасой, где Вероника тотчас
же задумала разводить аспидистры, которые в Париже так плохо растут в
комнатах; но для того, чтобы попасть на террасу, надо было пройти через
теплицу, которую антим немедленно превратил в лабораторию, условившись, что
через нее он будет пропускать от такого-то до такого-то часа.
Вероника бесшумно отворяла дверь и шла крадучись, потупив взор, подобно
послушнику, проходящему мимо непристойных "граффити", ибо ей претило видеть,
как в глубине комнаты, выступая из кресла с прислоненным к нему костылем,
огромная спина Антима склоняется над каки



Назад