57e1986c   

Жид Андре - Изабель



Андре Жид
Изабель
Посвящается Андре Рюитеру
Isabelle
1912
Перевод А. Рычагова
Жерар Лаказ, у которого мы с Франсисом Жаммом гостили в августе 189...
года, решил показать нам замок в Картфурше (от него вскоре останутся одни
развалины) и заброшенный парк, где вовсю бушевало лето. вход в него к тому
времени уже ничто не преграждало: ров был наполовину засыпан, ограда
обветшала, а полуразвалившаяся решетка поддалась при первом же напоре
плечом. Аллеи как не бывало; на заросших газонах мирно паслись коровы,
поедая обильную, буйно разросшуюся траву или ища прохладу в глубине
поредевшей чащи; в диких зарослях с трудом можно было различить цветок или
необычное растение -- многострадальные остатки культурных насаждений, почти
совсем заглушенных сорняками. Мы молча шли за Жераром, потрясенные красотой
представившейся нам в это время года и в этот час дня картины, одновременно
ощущая, сколько запустения и скорби может таить в себе непомерная роскошь.
Мы подошли к замку -- нижние ступени крыльца утопали в траве, верхние
потрескались; застекленные двери, ведущие в переднюю, были накрепко
заколочены. Мы проникли в дом через подвальный проем; по лестнице поднялись
в кухню; все двери в доме были открыты... Мы проходили из комнаты в комнату,
осторожно ступая, поскольку пол местами прогибался и, казалось, вот-вот
провалится, приглушая шаги не из боязни, что кто-то услышит, а потому, что в
мертвой тишине пустого дома звуки нашего присутствия раздавались вызывающе,
едва не наводя страх на нас самих. в окнах первого этажа было выбито
несколько стекол; между створками ставен в сумраке столовой пробивались
длинные, бесцветные и немощные ростки бигнонии.
Жерар оставил нас одних, предпочитая, как нам показалось, в одиночестве
вновь увидеть места, с владельцами которых он был некогда знаком, и мы
продолжали осмотр замка без него. Он опередил нас на втором этаже с его
унылыми голыми комнатами: об этом свидетельствовала висящая на стене на
крючке самшитовая ветка, перевязанная выцветшей шелковой ленточкой; мне
показалось, что она еще слабо покачивается, и я вообразил, что Жерар, пройдя
мимо, отломил от нее сучок.
Мы нашли его на третьем этаже, в коридоре около окна с выбитыми
стеклами, через которое снаружи была протянута веревка от колокола; я хотел
потянуть за нее, как вдруг Жерар схватил меня за руку; вместо того чтобы
помешать мне, он только подтолкнул меня -- раздался хриплый звон, так близко
и так неожиданно, что мы вздрогнули от испуга; и потом, когда уже, казалось,
вновь воцарилась тишина, прозвучали еще два отчетливых, разделенных
промежутком и уже далеких удара. Я повернулся к Жерару, у него дрожали губы.
-- Уйдем отсюда, -- сказал он. -- Мне нечем дышать.
Как только мы вышли наружу, он извинился, что не может нас
сопровождать, под тем предлогом, что должен повидать одного своего
знакомого, жившего поблизости. По тому, как он говорил, мы поняли, что было
бы бестактно следовать за ним, и вернулись в Р., куда вечером пришел и
Жерар.
-- Дорогой друг, -- сказал ему некоторое время спустя Жамм, -- знайте,
я твердо решил не рассказывать больше ни одной истории, пока вы не выложите
свою, которая не дает вам покоя.
А надо сказать, что рассказы Жамма составляли усладу наших ночных
бдений.
-- Я охотно поделился бы с вами тем романом, что имел место в доме,
который вы видели, -- начал Жерар, -- но из-за того, что сам я смог раскрыть
или восстановить его только частично, боюсь, что внесу в свой рассказ хоть
как



Назад