57e1986c   

Желязны Роджер & Плахта Дэнни - Год Плодородного Зерна



Роджер Желязны, Дэнни Плахта.
Год Плодородного Зерна
В. Гольдич, И. Оганесова, перевод, 1996
Был Год Плодородного Зерна.
Когда капитан Плантер спускался с освещенного вспышками ночного неба на
своей мощной игле - за ней тянулась алая пламенеющая нить, консультант и
физик стояли рядом с ним. В его распоряжении находились все необходимые
механизмы, голова забита разными историями, он прибыл в Год Плодородного
Зерна.
Праздник, время всеобщего ликования. Время сеять мир, счастье и надежду.
Время поклонения.
Капитан Плантер стоял на склоне холма и смотрел на город, а у него над
головой голубело утреннее небо.
Устремив взгляд вниз через просторы прихваченной ночным морозцем травы,
окутанной легким туманом, он рассматривал шпили и дома, и купола города,
испещренные яркими бликами - солнце еще только вставало, и прямые линии
утонувших в тени улиц. Впрочем, он видел лишь часть города, даже несмотря
на то что находился высоко над ним - это был один из самых больших городов
планеты. Сверху он напоминал огромный именинный пирог, украшенный
зажженными свечами и испеченный ко дню тысячелетия цивилизации. Вполне
возможно, что так оно и было.
- Наверное, они нас заметили, - промолвил Кондем, его консультант. - Скоро
будут здесь.
- Да, - согласился капитан.
- Они гуманоиды, - напомнил Кондем, - если антропологи не ошиблись,
конечно.
- Похоже, что не ошиблись, - сказал Плантер, опуская бинокль. - Город
очень напоминает земной...
- Интересно, неужели они - причина того, что происходит?
- Вполне возможно, - ответил капитан.
- Странно.
- Может быть.
Под небесами, освещенными желтым солнцем, они встретились с жителями
города и установили с ними контакт. Потом встретились с представителями
городских властей и с представителями большого правительства, частью
которого являлись городские власти, и установили контакт с ними.
Встретились со священниками, с которыми поговорили о религии, частью
которой было большое правительство - и тоже установили с ними контакт. Они
все были люди, иными словами, имели самую обычную человеческую внешность.
Плантер и его команда видели всеобщее ликование, чувствовали праздничное
настроение, посещая сенаты, храмы, роскошные особняки, военные базы,
конференции и телестудии; когда проходили по улицам, заглядывали в
лаборатории, и снова оказывались в храмах.
И все потому, что был Год Плодородного Зерна.
Капитану и его помощникам пришлось ответить на множество вопросов, прежде
чем они сами смогли спросить хоть что-нибудь.
Но не успели они задать даже один вопрос, как начались фейерверки.
Это произошло на седьмой день. Янинг, физик, прищурился, как он это обычно
делал, и посмотрел на закат, а потом сказал:
- Началось.
Плантер подошел к окну апартаментов, выделенных им в одном из городских
храмов. И уставился на полярное сияние - потрясающее зрелище,
ослепительные, яркие краски, от которых больно глазам и ноет сердце.
- О Господи, - прошептал он.
- Все небо превратилось в какую-то нелепую радугу, - проговорил Кондем,
который встал рядом с ним.
- Взрывы гораздо ближе, чем мы думали, - сказал Яйинг. - Похоже, они
зарождаются на планете, а не на солнце.
- Ну хорошо, с какой целью? Испытания? Не очень-то в это верится, потому
что взрывы происходят в соответствии с определенной закономерностью. Вот и
сейчас - точно по расписанию.
- Не только природные явления, - заметил физик, - возникают в соответствии
с определенной закономерностью.
- Мораторий, следом за ним бойня, новый моратор



Назад