57e1986c   

Желязны Роджер - Пьеса Должна Продолжаться (Театр Одного Демона.)



sf_fantasy sf_humor Роджер Желязны Роберт Шекли http://www.sheckley.com/ Пьеса должна продолжаться (Театр одного демона.) В юном демоне Аззи бурлит неуемная жажда действия. И решает он сотворить действтильно нечто небывалое – учинить Велкое Злодейство.

Дабы настроиться на столь грандиозное деяние, Аззи предварительно... напился в первом попавшемся трактире. Да так, что спьяну потерял волшебный камень, обладающий даром вызывать могущественных духов. Вот будет цирк, если этот чудо – камешек попадет в руки какому – нибудь еще более отъявленному недотепе.
1995 ru en Н. Шварцман Werebear http://werebear.msk.ru werebear@phri.msk.ru FB Tools 2004-04-21 http://lib.ru 6E16643B-379E-49A0-A709-F30ABFA7A42E 1.0 Roger Joseph Zelazny Robert Sheckley A Farce to Be ReckonedWith Роджер Желязны,
Роберт Шекли.
Пьеса должна продолжаться
(Театр одного демона.)
ЧАСТЬ 1
Глава 1
Илит порадовалась тому, что выбрала удачный денек для путешествия. Спустившись с небес, она очутилась на маленьком кладбище в старой Англии, графстве Йорк. Был конец мая.

Солнце сияло так, как оно сияет только в безоблачный и тихий майский день, и все вокруг, казалось, впитывало его живительные лучи. Щедрость солнца славил разноголосый птичий гам: множество птиц, прыгавших, перелетавших с одной замшелой ветки на другую, возившихся в невысоких кустах, копошившихся на могилах, где пробивалась зеленая трава, трещали, стрекотали, щебетали, звенели и свистели, изо всех сил стараясь перекричать друг друга.

Но что радовало Илит больше всего – больше пения птиц, больше этого весеннего праздника света и тепла – это примерное поведение двенадцати юных херувимчиков, находившихся под ее опекой. Небесные создания вели себя на редкость тихо. Даже для ангелов.
Детки мирно играли в сторонке – дружно, не ссорясь, никого не исключая из игры, – и Илит уже облегченно вздохнула, намереваясь немного отдохнуть после неблизкого перелета из Рая Небесного в рай земной, как вдруг прямо перед нею, в десяти шагах, сверкнул огонь и заклубился едкий адский дым. Когда облако дыма рассеялось, она увидела невысокого рыжего демона, чем-то напоминавшего Братца Лиса из известной сказки.
– Аззи! – воскликнула Илит. – Что ты здесь делаешь?
– Я взял отгул, – сказал Аззи. – Захотелось немного отдохнуть от гадких дел, прогуляться по святым местам. В конце концов, однообразие надоедает. Вот я и решил сменить обстановку.
– А свои убеждения ты, случайно, не решил сменить? – колко спросила Илит.
– Нет, не в пример некоторым, – ответил Аззи, намекая на темное прошлое Илит, начинавшей свою духовную карьеру в роли ведьмы. – Что за славные у тебя детки, – прибавил он, указывая на очаровательных малюток-ангелочков.
– Да, и к тому же, как видишь, они ведут себя ужасно хорошо, – не преминула заметить Илит.
– Что же в этом удивительного? Ангельское поведение для ангела – все равно что чертовщина для черта.
Тем временем юные херувимы, оставив тихие игры, затеяли шумную возню среди надгробий. В тишине кладбища их тоненькие, приторно-сладкие голоса были далеко слышны:
– Смотри, смотри, что я нашел! Это могила св. Ательстана Медоуста!{1} – Ну и что! А я нашла могилу святой Анны – Главы Покаянной.

Это очень известная святая, гораздо более известная, чем твой Медоуст!
Златокудрые, белокожие, курносые ангелочки с пухлыми розовыми щеками, казалось, сошли с какой-нибудь глянцевой рождественской открытки. На первый взгляд они отличались друг от друга не более, чем горошины из одного стручка: широко раскрытые голубые глаза, крупные шелковистые локон



Назад