57e1986c   

Желязны Роджер & Линдскольд Джейн - Лорд Демон



Роджер ЖЕЛЯЗНЫ и Джейн ЛИНДСКОЛЬД
ЛОРД ДЕМОН
Перевод с английского О. Степашкиной
Анонс
Пять тысячелетий назад произошла великая война между богами и
демонами, и демоны, потерпев поражение, были изгнаны из родного измерения.
Им пришлось обживать новое измерение, пустынное и бесплодное, и скорее
всего они все погибли бы, если бы не обнаружили канал, ведущий.., на Землю!
Среди нынешнего поколения демонов особенно выделялся Кай Крапивник -
мастер меча, мечтатель и стеклодув, создающий бутылки, в которых
размещались целые миры. Он долго жил в покое и уединении, но однажды его
покой был нарушен... Крапивнику пришлось обрести новых друзей и новых
врагов, пройти через множество испытаний и доказать, что он не зря носит
титул Лорда Демона.
Перед вами - последнее произведение Роджера Желязны, законченное его
женой и соавтором Джейн Линдскольд!
Эта книга полностью вымышлена. Все встречающиеся в ней имена,
персонажи, места и происшествия являются плодом воображения автора либо
использованы как вымышленные. Любое сходство с реальными событиями,
местностями, организациями либо личностями, как живыми, так и умершими,
является случайным и не входит в намерения автора либо издателя.
Джиму, с любовью. И Полу Деллинджеру - с благодарностью за письма.
Глава 1
Она была оранжевой. Оранжево-зеленой. Одной из лучших моих работ. Я
отверг горшки и вазы и сотворил бутылку - впервые за многие века. Ее
изготовление заняло у меня сто двадцать лет - с перерывами, правда. Бутылки
занимают у меня либо намного больше, либо намного меньше времени, чем
другие изделия, - в зависимости от их предполагаемого предназначения.
Я вдоволь налюбовался бутылкой изнутри, потом перенесся наружу и
стиснул левую руку в кулак, так что перстень с печаткой, который я ношу на
ней, зарделся алым светом. Когда печатка достаточно нагрелась, я прижал ее
ко дну бутылки, пометив готовое изделие знаком Кая Крапивника, мастера по
изготовлению бутылок. Моим знаком.
Я отступил на пару шагов, окинул взглядом бутылку, возвышающуюся
посреди стола, и позволил себе слегка улыбнуться. Потом я уселся на груду
подушек, скрестил ноги и на мгновение расслабился.
Конечно же, бутылки работы Кая Крапивника бесценны - это всем известно
вот уже четырнадцать столетий. Не знаю, сколько бутылок я успел сделать за
это время. Они практически неуничтожимы. Если налить в них вино, оно
остается безукоризненно свежим лет двести. Если поставить в них цветы, они
не завянут примерно столько же. И даже если эта бутылка стоит пустой, само
обладание ею приносит немалую удачу - в виде богатства, здоровья, счастья и
долголетия. Многие в это верят. И это таки правда. Я вплетаю в структуру
этих сосудов некоторую часть своей личной ци, и моя воля проявляет себя в
творении моих рук.
Истинные ценители готовы на все, лишь бы заполучить для своего
частного собрания изделия Кая Крапивника. Чародеи гоняются за ними и
используют их в своем ремесле: эти бутылки чрезвычайно полезны в магической
практике. Наиболее сведущие специалисты по восточному искусству, работающие
при музеях и галереях, знают их наперечет. Существуют даже люди, которые
зарабатывают на жизнь исключительно тем, что разыскивают вещички моего
производства для богатых коллекционеров.
Оливер О'Киф вошел в комнату бесшумно, словно кот. Он понимал, что я
наконец-то завершил работу и теперь, наверное, счастлив - на свой,
непостижимый для него лад. Я исследовал свои эмоции и решил, что, возможно,
так оно и есть.
Я оторвался



Назад