57e1986c   

Желязны Роджер - Эпиталама



Роджер ЖЕЛЯЗНЫ
ЭПИТАЛАМА
В. Гольдич, И. Оганесова, перевод
(Эпиталама - Стихотворение или песня в честь свадьбы.)
Вечером шел дождь, и пожилая леди приготовила чай - как и обычно в это
время. Она сидела на кухне за столом и вспоминала свою спокойную жизнь.
Детские приключения завораживали её, и она уже в который раз подумала об
удивительно тихих и серых годах, прошедших с тех пор. Она получила в
наследство дом, небольшую стипендию попечительского совета и много
путешествовала, но ей так и не довелось встретить подходящего человека для
замужества; впрочем, наоборот тоже можно сказать. Ее роль практически уже
была сыграна, хотя, по правде говоря, по-настоящему её никто и не пригласил
принять участие в спектакле. И вспомнить-то особенно нечего, если не
считать нескольких визитов давнишнего знакомого, который занимался охотой
на людей - с тех пор уже прошло немало лет. А теперь...
В душе пожилой леди царили мир и покой, она сидела на кухне, пила чай,
слушала, как стучит за окном дождь, и размышляла о том, какая сложная штука
жизнь и как бессмысленно растрачивает её человек. Она частенько
отправлялась добровольцем туда, где требовались добровольцы, много читала,
помнила обе войны, на которых была медсестрой, хотя во второй - учитывая её
возраст - уже спокойно могла не участвовать. Давно, ещё во время первой
войны она познакомилась с тихим лейтенантом, британцем по имени Колин. Они
были бы счастливы вместе, так ей иногда казалось, однако Колина пожрали
поля Фландрии, как, впрочем, и многих других его соотечественников.
Пожилая леди вошла в гостиную и подбросила в камин несколько поленьев,
поскольку собиралась выпить ещё чашечку чая у огня.
Примерно в середине второй чашки и какого-то старого воспоминания
кто-то позвонил в дверь. Она бросила взгляд на часы. Почти полночь.
Пожилая леди подошла к двери, чуть-чуть приоткрыла её.
- Добрый вечер, мисс Алиса, - поздоровался гость. - Аксель Дж. Бингерн
к вашим услугам. Как вы считаете, мы можем сегодня им воспользоваться?
- О Господи! Уж и не знаю, исправно ли оно, - ответила она и
распахнула дверь. - Заходите скорее, на улице такой дождь!
Бингерн, как всегда, был весь затянут в кожу, на поясе висел охотничий
нож, на правом бедре - пистолет, а в руке он держал дробовик.
- А это зачем? - спросила она.
- Заставляет его вести себя прилично, - ответил Бингерн.
С этими словами он втолкнул в комнату своего пленника - высокого,
темноглазого, темноволосого человека во всем черном. В наручниках и ножных
кандалах.
- Здравствуйте, мисс Алиса, - проговорил пленник. - Давненько мы с
вами не виделись.
- И то верно, Люцер.
Он улыбнулся, поднял руки, и правая тут же раскалилась добела.
- А ну-ка, прекрати свои штучки, Люцер, - приказал Бингерн, и огонь
немедленно погас.
- Я просто хотел поприветствовать старого друга, - объяснил Люцер.
- Вы всегда были дамским угодником, - тоже улыбаясь, заявила Алиса. -
Джентльмены, не угодно ли чаю?
- С удовольствием, - ответили оба одновременно, - сегодня такая
отвратительная погода. Только если не возражаете, мы постоим. Иначе
перепачкаем вам всю мебель.
- Ерунда. Садитесь, пожалуйста. Я настаиваю, - приказала Алиса.
- У него лучше получается охранять пленников, когда они в цепях, а он
сам стоит около них с дробовиком в руках, - проворчал Люцер.
- И вовсе не в этом дело, - возразил Бингерн. Алиса пожала плечами и
ушла на кухню. Вскоре она вернулась с подносом, на котором стояли две чашки
чая и блюдечко с печеньем. Оба её г



Назад