57e1986c   

Желязны Роджер & Хаусман Джеральд - Кольцо Царя Соломона



Роджер Желязны, Джеральд Хаусман
Кольцо царя Соломона
Перевод И. Зивьевой
Скарл носил его в уме -- и поэтому умел разговаривать со всеми
существами, не понимая, впрочем, ни одного из них. Затем наступил момент
взаимопроникновения.
У царя Соломона имелось кольцо, и у того парня, о котором мне нужно
рассказать тебе, тоже. Только у Соломона оно было массивным и железным, с
пентаграммой на печатке, а у Билли Скарла -- невидимым, так как он носил его
в уме. Тем не менее оба кольца служили одинаковым целям.
По легенде, кольцо Соломона давало тому возможность понимать язык
зверей. Если ты помнишь, Скарл тоже был наделен подобным даром. Полагаю,
именно это было причиной его необычной восприимчивости.
Пишу тебе это письмо, Лиза, потому что ты -- единственная, кому удалось
завербовать его, и, кроме того, думаю, что он был влюблен в тебя. Возможно,
я ошибаюсь. Если так, мне остается лишь попросить прощения за назойливость и
положиться на твое чувство юмора, расставляющего все по своим местам.
Вчера вечером (думаю, что именно вчера) я/мы обедал/и с доктором
Хейлом. Ты его не знаешь. Он похож на большого панду -- белые ботинки (как
правило), широкие черные брюки (всегда), белая рубашка (всегда), черный
галстук (то же самое) и что-нибудь черное на макушке (обычно). А еще у него
вечно скорбные глаза и пара увесистых чайных блюдечек заместо ушей (когда-то
он был боксером полутяжелого веса, и довольно приличным). Нос у него -- как
старая Эйфелева башня и свернут набок. Он умудряется почти обходиться без
обычной психоаналитической болтовни врачевателя комплексов. Он утверждает,
что его репутация Свенгали от медицины основывается на том, что его внешний
вид с первого же взгляда внушает пациентам жалость, но я иногда удивляюсь.
Когда он принимается молоть всякую чушь, черты его толстого лица вроде как
расплываются, пока вам не начинает казаться, что вы смотрите на портрет
Макиавелли на пенсии.
Впрочем, он еще не на пенсии и расправляется с бифштексами как надо...
Прожевав очередной кусок:
-- Как там насчет Билли Скарла?
-- Ты же врач. Вот и скажи мне.
-- Я ценю твое мнение.
-- В таком случае ты не совсем в курсе. У меня нет своего мнения.
-- Ну так составь его, так как мне хочется услышать именно твое мнение.
Я впился зубами в булку, выторговывая себе тридцать секунд на
размышление, и стал размышлять.
Успехом своей ранней карьеры Скарл был обязан прежде всего минимальному
количеству членов экипажа. Он не доверял слишком большому числу людей, и
поэтому все, кто находился на борту его корабля, умели не только держать
язык за зубами, но и были специалистами широкого профиля. То, как он
оригинально сбывал плоды своих разбойничьих набегов, в течение долгого
времени сбивало Охрану с толку. Целый ряд миров по Разведывательному
Периметру являются не более чем энциклопедическими записями, состоящими из
пары предложений. Но среди этих миров находится множество превосходных
торговых центров. Однако язык является настоящим барьером. Потому что такой
уймы переводчиков, особенно для всяких контрабандных делишек, в мире просто
не существует.
Тебе пришлось изрядно поломать голову, прежде чем ты поняла, что Скарл
едва ли знает себя. Он просто думал, что овладел галактическим языком знаков
и что гибридного местного говора Фенстера, его родного мира, достаточно,
чтобы заполнить пробелы в знаниях. Учти, Лиза, что, несмотря на свой ум, он
получил всего лишь номинальное образование в какой-то трущобной школе и во
многом был



Назад