57e1986c   

Желязны Роджер - Ибо Это Есть Царствие Мое



Роджер Желязны
Ибо это есть царствие мое
АКТ I
"Как далеки чертоги тьмы..."
"На расстоянии звезд, - подумал он, - и в десяти шагах отсюда".
"Как далеки теперь люди..."
Он молча согласился.
"Но нелюди рядом с тобой".
Он кивнул.
"Ты все еще на Земле и поэтому смешон".
- Да, - прошептал он.
"Ты наполовину безумен и все время льешь".
- Безумен полностью, а пью лишь половину времени, - поправил он.
"Ты должен войти в машину, нажать на кнопку и присоединиться к своему
народу в местах смеха и радости..."
- Ой! - икнул он. - А мне и сейчас смешно. Покачав головой, он сел и
осмотрелся. Рука прикоснулась к бобовому стеблю желтого луча. Он подождал -
всего лишь долю секунды.
- Вид услуг? - спросила подушка.
- Меня уже достала болтовня дутиков, - с возмущением ответил он. -
Найди точку входа, поставь экран и блокируй их контакты. Неужели нельзя
запомнить, что, когда я пью, мне необходимы А-режим и чуткая забота?
Подушка зажужжала.
- А-режим задействован. Проникновений нет. Он едва не вскочил с
кушетки:
- Кто же тогда сейчас говорил со мной?
- Ну уж точно не я, - ответила подушка. - Возможно, это твое
воображение, взвинченное алкоголем, который ты употребляешь как...
Фраза немного обидела его.
- Ладно, прости, - извинился он перед невидимыми спиралями
проводников. - Смешай мне еще один коктейль.
Он улегся на кушетке, сунул в рот соломинку и невнятно проворчал:
- Только на этот раз не добавляй воды.
- Я никогда не разбавляю твои напитки.
- Но они стали слабее на вкус.
- Значит, твои вкусовые пупырышки теряют чувствительность.
- В таком случае отключайся! Хотя подожди! Почитай для меня.
- Что почитать?
- Что-нибудь.
- "Все утро крот настойчиво прочищал себе путь..."
- Только не Грэхема!
- Может быть, Врэдмера?
- Нет.
- Гелдена?
- Нет. Что-нибудь постарше. Вот как у того же Грэхема.
- Крина? Клала? Старца Венеры?
- Еще старше.
- Флоуна? Трина? Хэмингуэя? Пруста?
- Древнее.
- "В начале было Слово..."
- Но языческое.
- Как у Пиндара?
- Пожалуй, да - как у Пиндара. Отпив добрый глоток, он откинулся на
подушку и закрыл глаза.
"Почему ты убил дутика?"
Пауза безмолвия.
- Я никого не трогал.
"Дутики не убивают друг друга, а один из них мертв. Ты последний
человек на Земле. У тебя безграничная власть. Почему ты используешь ее для
убийств?"
Еще более длинная пауза.
- А кто такие дутики?
"Им нужна Земля. Ты встречался с ними. Неужели не помнишь?"
- Не знаю... Наверное, в тот момент я был пьян. Ладно, уходи!
"А почему бы не уйти тебе?"
- Рад бы, да не могу!
"Можешь. Тебе надо только войти в машину, нажать на кнопку, и ты
присоединишься к своему народу в местах смеха и радости..."
- Да брось ты. Нет никаких мест смеха!
"Тогда поговори с дутиками".
Ладонь коснулась края кушетки, и в его вену вошла игла со снотворным.
Он провалился в бездны забытья.
Грязно-тусклое солнце опускалось на мокрый бетон. Он смотрел на него,
щурясь и мигая.
- Да, бывали времена, когда мы тратили на тебя массу слов, -
прошептал он, осознавая, что проснулся. - Однако все приходит к концу и
теряет свой смысл.
Он перекатился на правый бок, чувствуя себя печальным и величественным.
Подушка спросила, что ему хотелось бы на завтрак. Он попытался
придумать достойный ответ, но сдался и попросил то немногое, что устроило бы
его желудок.
Скромным "немногим" оказались мел и печенка, вымоченная в загаженной до
краев дренажной канаве. Он плюнул на пол и перевернулся на левый бок,
чувствуя себя уже менее величественно.
В



Назад