57e1986c   

Желязны Роджер - Бог Света



Роджер ЖЕЛЯЗНЫ
БОГ СВЕТА
1
Говорят, что спустя пятьдесят три года после освобождения
он вернулся из Золотого Облака, чтобы еще раз бросить вызов
Небесам, воспротивиться Порядку Жизни и богам, установившим
этот Порядок. Его приверженцы молились о его возвращении, хотя
их молитвы были греховными, ибо молитва не должна тревожить
того, кто ушел в Нирвану, независимо от обстоятельств,
вызвавших его уход. Тем не менее, носители шафрановых одежд
молились, что Он, Меч, Манджусри, снова пришел к ним. И
Бодисатва, говорят, услышал...
Тот, чьи желания были задушены, Кто не имеет связи с
корнями, Чье пастбище - пустота, Неотмеченная и свободная -
Того тропа так же неведома, Как у птиц в небесах.
Дхаммапада (93)
Приверженцы называли его Махасаматман и говорили, что он был богом.
Он, однако, предпочел отбросить Маха-и-атман и называл себя Сэмом. Он
никогда не уверял, что он бог, но никогда и не говорил, что он не бог.
Обстоятельства были таковы, что никакое признание не могло бы принести
пользу. А молчание могло.
Поэтому он был окружен тайной.
Это было в сезон дождей...
Это было во время великой сырости...
В дни дождей поднялись их молитвы, и не от перебирания узлов
молитвенных шнуров, не от верчения молитвенных колес, а от большой
молитвенной машины в монастыре Ратри, богини Ночи.
Высокочастотные молитвы были направлены вверх через атмосферу и
дальше, в то Золотое Облако, называемое Мостом Богов, которое окружает
весь мир, выглядит как бронзовая радуга в ночи и является местом, где
красное солнце становится оранжевым в середине.
Некоторые монахи сомневались в ортодоксальности этих технических
молитв, но машина была построена и пущена в ход Ямой-Дхармой, падшим
Небесного Города; и, говорили, он много веков назад построил мощную
громовую колесницу Бога Шивы: эта машина летала через небо, оставляя за
собой сгустки огня.
Несмотря на то, что Яма впал в немилость, он все еще считался
непревзойденным мастером, хотя Боги Города, без сомнения уморили бы его
реальной смертью, если бы узнали о молитвенной машине. Но нет также
никакого сомнения в том, что они уморили бы его реальной смертью и без
молитвенной машины, если бы он попал под их опеку. Каким образом он уладит
этот вопрос с Богами Кармы - это уж его дело, но никто не сомневался, что
он найдет пути, когда настанет время. Он был вполовину так же стар, как и
сам Небесный Город, а едва ли десяток Богов помнил, как было основано их
жилище. Все знали, что он был мудрее Бога Куберы в областях Мирового Огня.
Но это были меньшие его Атрибуты. Он был более известен другими сторонами,
хотя мало кто из людей говорил о них. Высокий, но не чрезмерно, крупный,
но не тяжелый, он двигался медленно и плавно. Он носил красное и говорил
мало.
Он ухаживал за молитвенной машиной, и гигантский металлический лотос,
который он поставил на крыше монастыря, вертелся и вертелся в своем
гнезде.
Легкий дождь падал на здание, на лотос и на джунгли у подножия гор.
За шесть дней Яма выпустил много киловатт молитв, но статика уберегала его
от того, чтобы услышали Наверху. Он шепотом взывал к более известным из
обширного потока божеств, обращаясь к их наиболее выдающимся Атрибутам.
Раскат грома ответил на его просьбы, и маленькая обезьянка,
помогающая Яме, хихикнула.
- Твои молитвы и твои проклятия действуют одинаково, господин Яма, -
комментировала она. - Можно сказать, никак.
- Тебе понадобилось семнадцать воплощений, чтобы дойти до этой
истины? - сказал Яма. - Тогда понятн



Назад