57e1986c   

Желязны Роджер - Белая Ворона



Роджер ЖЕЛЯЗНЫ
БЕЛАЯ ВОРОНА
Он не любил армию. Он не хотел быть врачом и работать с красивейшей
медсестрой. Он не хотел убивать всех инопланетян одной левой. Что же с ним
происходило?
Джексон выдержал пристальный взгляд генерала.
- Я не буду ни перед кем стоять по стойке смирно, а вы можете убираться к
черту! Генерал вскинул брови.
- Что это с вами происходит?
- Хочу скинуть эту цыплячью форму.
- Я сказал вам на прошлой неделе, что подписал бы вам перевод.
- Это не то, что я имею в виду.
- А что тогда?
- Я - не полковник Джексон, а вы не генерал Пэйн. Это место существует
только в моем сознании, а я больше не хочу быть сознательным.
Генерал вздохнул.
- Ладно, Джексон, это ваше право. Что будет на этот раз? ВМФ?
- Я хочу совсем порвать с армией, хочу стать гражданским человеком, хочу
где-нибудь наслаждаться жизнью.
- Где конкретно?
Доктор Джексон сорвал с себя резиновые перчатки и зашвырнул их в угол.
Мисс Майор, чью изумительную фигуру не мог скрыть даже крахмальный халат,
подошла к нему сзади и обвила его своими волшебными руками, прижавшись щекой к
шее.
- Ты уже знаменит, Джек. Сорок пять операций на мозге за месяц - тончайших
и сложнейших - и все успешны! Это же настоящий рекорд!
- Хорошо! Достаточно!
- Что случилось, Джеки? Я что-то не так сделала?
- Нет!
- Тогда почему же ты так кричишь? О, мне следовало бы понять - ты устал,
измотан до предела. После такой операции, как последняя, любой бы...
- Я не устал!
- Но ты должен был устать!
- Как я могу устать, ничего не сделав?
- Я тебя не понимаю...
- Ну и черт с тобой!
- Я не люблю, Джеки, когда ты употребляешь плохие слова.
- Тогда отойди в тот угол комнаты и превратись в стол, - указал он, - с
букетом хризантем на нем.
- Что ты имеешь в виду?
Она обошла вокруг него и посмотрела прямо в глаза. И тут же вновь стала
самой красивой, самой желанной женщиной на свете.
- Да что же с тобой происходит наконец? - спросила она.
Он прикусил губу.
- С букетом хризантем, - повторил он.
- Ты уверен? - вздохнула она. Он кивнул.
***
Ракета упала в радужную пустыню, словно цветок с красным стеблем, который
решил врасти обратно в семя. Вскоре красное свечение угасло, и на равнине
Джексона остался лежать стальной стручок. Профессор Джексон шагнул на
поверхность Мира Джексона и понюхал голубоватый, по-ноябрьски холодный воздух.
Он изучил показания прибора, который держал в руках, и сказал в микрофон,
прижатый к горлу.
- Все в порядке. Можете выходить. Три его товарища, загорелые, несмотря на
долгое путешествие, высокие, худощавые, улыбающиеся, выбрались из люка и
огляделись, проявляя осмотрительность и компетентность.
- А ты был прав, ей-богу, док! Здесь возможна жизнь!
- Конечно, возможна. Джексон никогда не ошибается.
Джексон рассеянно кивнул и занялся ориентировкой по фотокарте.
- Руины в том направлении, - указал он. Они гуськом двинулись вслед за
ним. Его раздражала какая-то неясная тревога, поселившаяся у основания черепа.
Прошло с полчаса. Они остановились у подножия зазубренной скалы.
- Это место обладает большой магической силой, - Мейсон растягивал слова,
как это делают уроженцы Теннесси.
Откуда-то сверху раздалось улюлюканье, и Мейсон рухнул, обливаясь кровью.
Копье, пущенное с неимоверной силой, пронзило его насквозь. Джексон бросился
на землю.
Томпсон вскрикнул и влажно закашлялся.
Сжимая в руках бластер, Джексон взглянул на Вулфа.
- Ты рассмотрел, что это было?
- Да, - прошептал тот. - Лучше бы уж не рассматривал. Это был



Назад